Светлый фильм для подростков с тяжёлым названием

«Ты всё время дарил мне себя, а Лаврик …. подарил мне меня» — эта фраза уже давно живёт собственной жизнью, причём и сегодня популярности не утеряла. Но, думается, далеко не все представители (скорее даже представительницы) молодого поколения знают, что прозвучала она в фильме с довольно трагическим названием — «В моей смерти прошу винить Клаву К.» (1979).

Кадр из фильма «В моей смерти прошу винить Клаву К.»

Кадр из фильма «В моей смерти прошу винить Клаву К.»

Повесть Михаила Львовского о взрослении и первых чувствах подростков, по которой и была поставлена мелодрама, стала бестселлером, едва выйдя из печати. Её тут же решили экранизировать.

Сценарий написал сам Львовский, а режиссёром ленты про подростков назначили Николая Лебедева.

Лебедева можно было тогда уже без колебаний причислять к патриархам советского кино: первые его фильмы вышли ещё до войны. Николай Лебедев снимал много историй для детей и подростков, и как раз поэтому его назначили режиссёром очередной такой картины. Правда, было одно обстоятельство, несколько мешающее работе, —

маститому режиссёру было уже за 80! В помощь мастеру предложили начинающего режиссёра Эрнеста Ясана.

У Ясана была масса новых идей, более свежий взгляд, ему было проще общаться с юными актёрами, которых на площадке было много, а параллельно он набирался опыта от старшего коллеги. Лебедев и Ясан общий язык нашли быстро, разница в годах не стала препятствием для сотрудничества и работе не мешала. Получилось так, что

для Эрнеста Ясана фильм «В моей смерти прошу винить Клаву К.» стал первым шагом в кино, а для Николая Лебедева — последним.

Со взрослыми актёрами авторы определились быстро, это были уже вполне известные Валентина Панина, Любовь Полищук, Виктор Костецкий.

Фото со съёмок

Фото со съёмок

А вот с юными героями всё было куда сложнее. Сюжет предполагал, что зрители увидят главных персонажей сначала малышами, потом десятилетними, а уже потом подростками. Поэтому

на каждую роль нужно было найти трёх исполнителей разных возрастов.

И хотелось, чтобы мальчики и девочки были не только схожи внешне, но ещё и обладали сходными темпераментами. Помощники режиссёров традиционно начали обход ленинградских детсадов, школ, кружков, училищ, искали даже среди первокурсников творческих вузов. В итоге все шестеро были найдены, причём ради детсадовца Серёжи не пришлось даже куда-то ходить: главного героя в трёхлетнем возрасте сыграл сын Эрнеста Ясана Максим. Но, конечно, больше всего запомнились именно актёры-подростки, ведь как раз они разыграли ту самую драму, которая задела зрителей.

Фото со съёмок. Владимир Шевельков и Наталья Журавлёва

Фото со съёмок. Владимир Шевельков и Наталья Журавлёва

Ни Надежда Горшкова (та самая роковая Клава К.), ни Владимир Шевельков (влюблённый в неё Серёжа) не планировали становиться актёрами.

Надежда оканчивала школу, когда попала на съёмки. Её приметил в подъезде сосед, оказавшийся одним из ассистентов на съёмках, и позвал на пробы.

Владимир учился на первом курсе Ленинградского электротехнического института, ему о пробах рассказал один из педагогов. В итоге оба, непрофессиональные актёры, обошли конкурентов и получили роли. Так же попали в ленту Наталья Журавлёва (Туся) и Владимир Сидоров (Лавр).

Съёмки картины начались с павильонных эпизодов, их создавали на «Ленфильме». Натуру снимали на юге страны — в Краснодаре и Ростове-на-Дону. А некоторым участникам посчастливилось побывать и в Карелии (туда в поход отправилась семья Лавровых, чтобы Серёжа смог позабыть несчастную любовь).

Фото со съёмок

Фото со съёмок

Когда пришло время монтажа, Николай Лебедев и Эрнест Ясан увидели серьёзную проблему. По сюжету Серёжа всё-таки совершает попытку уйти из жизни, бросаясь с обрыва. К счастью, он не погибает, но получает травмы и долго восстанавливается. Сцена падения была снята, нужно было только вмонтировать её в фильм. Но режиссёры пришли к выводу, что этот

вносит чрезмерную драматичность и трагичность в повествование,

поэтому приняли решение оставить её лишь частично и в качестве фантазии героя. В готовом варианте от страшного поступка Серёжу спасают Лавр и Туся.

Фото о съёмок. Снимается та самая сцена с падением

Фото о съёмок. Снимается та самая сцена с падением

Кстати, на монтаже переозвучили и один небольшой, но важный эпизод, когда отец беседует с сыном о том, какой непростой и мучительной может быть иногда любовь. Герой Виктора Костецкого читает стихотворение Николая Асеева:

Нет, ты мне совсем не дорогая;

Милые — такими не бывают…

Сердце от тоски оберегая,

Зубы сжав, их молча забывают.

Как после рассказывал Владимир Сидоров, исполнитель роли Лавра, у самого Михаила Львовского в повести были другие строки:

И когда женщина с прекрасным лицом,

Единственно дорогим во вселенной,

Скажет: я не люблю вас,

Я учу их, как улыбнуться,

И уйти и не возвращаться больше.

И именно их читал Виктор Костецкий на съёмках. Но уже после авторы фильма засомневались, что цензоры пропустят эпизод, ведь автором был Николай Гумилёв, к числу любимцев власти не принадлежавший. И тогда слова изменили. В итоге в картине мы слышим строки Асеева.

Выход ленты сопровождался настоящим ажиотажем: историю о подростковой любви бегали смотреть по многу раз. В 1979 году он занял 13-ое место в списке лидеров кинопроката с показателем 30 миллионов зрителей. А ведь это не была ни комедия Гайдая, ни интригующий детектив, ни приключенческое кино, это был всего лишь фильм для детей и подростков!

А какой герой этой истории вызывает у вас самые большие симпатии?

Источник

Современность
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector