Стрела для короля

В тугих тёмных локонах красавицы Нанетт золотая стрела блестела особенно ярко. Это необычное украшение предложил сам король. Контраст понравился художнику, и он сразу принялся за работу. Увы, это стрела оказалась не единственной. Совсем скоро была пущена ещё одна – поэтом Генрихом Гейне. И про эту стрелу Людвиг Баварский помнил всю свою жизнь.

Н.Каулла, портрет кисти К.Штилера

Н.Каулла, портрет кисти К.Штилера

Бархатные глаза, каскад длинных волос цвета воронова крыла, талия, которую можно было обхватить двумя ладонями – Нанетт Каулла заслуженно считалась одной из самых красивых девушек Мюнхена. Её отец, Якоб Рафаэль, был человеком состоятельным. И готовился «объединить капиталы» с влиятельным банкиром Соломоном Гейне – выдав за него свою очаровательную дочь.

В семье будущих родственников был только один персонаж, который не очень нравился Якобу – племянник банкира, Генрих. Его исключили из Геттингенского университета за попытку устроить дуэль, и, хотя молодой человек успешно продолжил учёбу в Берлине, за ним закрепилась слава вольнодумца и почти революционера. А еще Генрих вечно выбирал «не тех» девушек. Ухаживал за своей двоюродной сестрой, но не получил на это благословения родни. И явно был неравнодушен к невесте другого своего родственника – к Нанетт.

Так уж случилось, что за три года до этого баварский король Людвиг I повелел расширить свою резиденцию и лично спроектировал новые покои. К ним должна была примыкать особая, удивительная по красоте галерея.

портрет Г.Бойл, графини Рочестер, из галереи "Виндзорские красавицы"

портрет Г.Бойл, графини Рочестер, из галереи “Виндзорские красавицы”

Планировалось, что её украсят портреты самых прекрасных женщин Баварии. Девушки могли быть знатными и не очень, вырасти в Мюнхене или недавно приехать из маленького городка – главное, чтобы каждая сияла, словно звезда.

И в этом Людвиг вовсе не был первопроходцем – ещё в семнадцатом столетии английский художник Питер Лели написал на заказ серию картин «Виндзорские красавицы». А потом создал подобную серию для украшения дворца Хэмптон-корт ещё один живописец, сэр Кнеллер. У саксонского курфюрста Августа II тоже была портретная галерея восхитительных дам. Теперь должна была появиться такая и у Людвига.

Шесть работ уже были завершены, но подбор типажей продолжался. Нанетт Каулла тоже пригласили позировать во дворец. И, хотя отец обычно строго следил за всеми перемещениями дочери, на этот раз он согласился практически сразу. Не понравилась затея двоим – Соломону и Генриху Гейне.

Для Нанетт выбрали два наряда – синий и темно-зеленый. Сделали два наброска. Но чтобы платье и волосы не сливались в одно тёмное пятно, нужны были какие-то яркие акценты, интересные детали… Сначала придумали большую золотую брошь. А потом короля Людвига посетила необычная идея: пусть в волосах девушки сияет золотая стрела! Как символ её побед над чужими сердцами! Наверняка ведь не одно оказалось разбито…

портрет Г.Гейне

портрет Г.Гейне

И этот нюанс сразу оживил картину. Нанетт выглядела бесподобно! Портретист работал быстро, так что за несколько сеансов полотно было завершено. Шел 1829 год, девушке было всего семнадцать.

Соломон Гейне так до конца и не свыкся с мыслью, что портрет Нанетт висит где-то в королевской галерее. Генрих отреагировал еще жёстче, своей собственной стрелой для короля – едкой эпиграммой:

Он художник в душе и с красивейших жен

Он портреты писать заставляет.

И в своем рисовальном серале порой,

Словно евнух искусства гуляет.

(Г.Гейне в переводе Минаева)

Разумеется, королю передали листок со стихотворением. Людвиг Баварский был разгневан – как можно с таким пренебрежением говорить о его прекрасном замысле? И так называть его самого! Позже появилась другая версия возникновения эпиграммы: Генрих Гейне, после того как был написан портрет, рассчитывал получить должность на кафедре мюнхенского университета. Пользуясь, так сказать, расположением короля к Нанетт. Но ему отказали. Соответствует ли это правде? Трудно сказать.

Мюнхен на гравюре XVIII века

Мюнхен на гравюре XVIII века

Прелестная Каулла вышла замуж за Соломона Гейне, как и было решено с самого начала. В этом браке у них не было детей, и в целом он оказался не очень счастливым. А много лет спустя, уже после того, как баварский король отрёкся от престола в пользу сына, снова встретилась с Людвигом. Это вышло случайно. Грузная дама приблизилась к бывшему королю и спросила, не узнает ли он ее? Увы, Людвиг Баварский никак не мог разглядеть в ней некогда изящную Нанетт.

Он вообще предпочел бы забыть о том портрете. Стрела для короля, пущенная поэтом, очень обидела Людвига Баварского.

Золотая стрела, украшавшая волосы Нанетт, была подарена ей на память.

Источник

Современность
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: