Счастливый брак средневековых монархов

Если вы сочетаетесь королевским браком, то от вас требуется только присутствовать. Любить супруга или супругу необязательно (как и в принципе испытывать влечение к противоположному полу).

Скрепив семейные узы наследником, а лучше несколькими, чувства более возвышенные (или низменные) можно обратить к много- или малочисленным любовникам и фаворитам.

Но кому-то везёт! Испанская принцесса Элеонора Кастильская и будущий король Англии Эдуард I Длинноногий в день своей свадьбы вытянули счастливый билет и прожили следующие 36 бодрых лет образцовым примером влюблённой парочки. Их история началась 1 ноября 1254 года, когда двух подростков спешно женили в Кастилии.

Их свадьба была проведена в рамках финта ушами по укреплению английских прав в своенравной французской провинции Гасконь — тогда на неё претендовала Кастилия, поэтому Генрих III быстренько устроил своему сыну Эду брак с испанской принцессой. Закончилась же история 28 ноября 1290 года, когда Элеонора умерла, разбив бедному Эдуарду сердце.

Годы были действительно бодрые. С одной стороны, Эдуард, на свою голову, был человеком деятельным и на заднице ровно сидеть не любил: то к баронам присоединится воевать сначала против своего отца, а потом против этих же баронов, то в Крестовый поход рванёт, то в покорение шотландцев ввяжется. С другой стороны, на заднице не сиделось не только ему.

Всё его правление кроме шотландцев у него было ещё два больных места: периодически восстающие валлийцы на западе и непокорные гасконцы через пролив.
За свою жизнь он пережил покушение мусульманского ассасина, один несчастный случай и многомесячное пленение с последующим побегом. Элеанора же, разделяя мужний дух приключений и любовь к рыцарским романам, моталась с ним везде: и освобождать Святую землю в Палестине, и подавлять мятежи в Уэльсе, и вести переговоры с Францией в Гаскони.

Это вам не на курорт съездить: дорог нормальных нет, от седла всё болит, нормально не помыться, ещё и наблюдать за очаровательными манерами местной солдатни. Элеонору это, судя по всему, никак не останавливало. За время своего брака парочка успела наделать примерно 16 детей (дожило до взрослого возраста, правда, только 6), причём двое были рождены во время Крестового похода. “…Одна сатана”, как говорится.

Бастардов у короля не было, любовниц, соответственно, тоже. По наличию 16 детей можно угадать их любимое парное времяпрепровождение, но на деле Эдуард и Элеонора ограничивались не только этим. Супруги были примерно одного возраста и имели схожие интересы: охота, интерес к красивым лошадкам, чтение умных и не очень книг, а также шахматы. Равно как и Эдуард, Элеонора была начитана и разбиралась в военном деле. Что ещё нужно для крепкой пары? В редких перерывах между переговорами, пленениями и восстаниями они предпочитали общество друг друга и своей семьи, посещая свои поместья и охотничьи угодья.

Без подарочков друг другу тоже не обходилось. Например, Элеонора во время Крестового похода заказала в личном скриптории (мастерская по переписи книг) книгу для Эдуарда. Кстати, в то время это был единственный скрипторий при дворе короля — все остальные европейские скриптории находились в ведении монастырей. Книгу она заказала не абы какую, а со знанием дела: трактат Вегеция “De re militari” (“О военном деле”).

Некоторые иллюстрации изображали Эдуарда, а сама Элеонора даже внесла свой комментарий, сравнив одну из его битв с пассажем из книги. В то время военные дела у них шли не очень, так что подарок, скорее всего, пришёлся в тему. В свою очередь, в 1286 году Эдуард, памятуя об увлечении жены, подарил супруге инкрустированный яшмой и хрусталём набор для шахмат.

Ну и добавим ещё милоты: каждый Пасхальный понедельник служанки Элеоноры в шутку запирали Эдуарда в его кровати (да, в кровати), пока он не выплачивал им по 2 фунта выкупа, чтобы вернуться к супруге и наконец выполнить свой супружеский долг после долгого Поста. Он не отказался от этого и на следующий после её смерти год — традиционный выкуп был выплачен, даже если отдавать супружеский долг больше было некому.

Всё закончилось когда осенью 1290 года Элеонора заболела малярией и умерла 28 ноября в возрасте 49 лет. Смерть любимой Элеоноры довольно тяжело сказалась на Эдуарде.

По многим причинам, в Англии королеву не особо жаловали: скупка земель и поместий (часто неоднозначными методами), отсутствие показного ореола благодетели (она горячо поддерживала монахов-доминиканцев, но оставляла на их руки раздавать милостыню беднякам), а также мнение, что она даёт королю вредные советы, не добавили ей популярности.

Добавьте ко всему этому её иностранное происхождение (а англичане уже были научены матерью короля француженкой Элеонорой Прованской и её Савоярами) и незнание английского языка.

В течение жизни хронисты отзывались о ней нелестно, а все краткие некрологи после её смерти сводились к “была испанкой, скупала поместья”. Но Эдуард потерял больше, чем просто жену: он потерял спутника жизни, надёжного друга и родственную душу.

Поскольку королева преставилась не в Лондоне, погребальная процессия длилась несколько дней: внутренности захоронили в Линкольне, где она умерла; сердце — в лондонском Блэкфрайэрс, рядом с одним её сыном, а тело — в Вестминстерском соборе, рядом с другим сыном.

Большую часть финального путешествия Элеоноры Эдуард сопровождал её гроб. После погребения он заказал три роскошных надгробия для каждой из гробниц и 12 крестов, по одному в каждом месте, где погребальная процессия делала остановку.

Три креста, кстати, стоят в Лондоне по сей день — во многом из-за них Элеонора осталась в народной памяти (тот самый Чаринг Кросс был назван в честь одного из них).

Помимо крестов, Эдуард заказал и профинансировал ежегодные поминальные службы в Вестминстерском аббатстве, тщательно проинструктировав священников касательно хода церемонии, звона колоколов и раздачи денег беднякам в этот день. Также возле гробницы Элеоноры должны были всегда гореть две свечи, и существуют сведения, что они горели там аж до 1500-х годов.

Большинство крестов Элеоноры было со временем разрушено. Самый целый находится в Геддингтоне, Нортгемптоншир (на фото). По ним можно примерно представить, как выглядели остальные.
Единственный общий сын пары Эдуард II. Королём он был не самым удачным, но не без своих достоинств.
Просто весёлая картинка
Просто весёлая картинка
У Эдуарда оставался только один живой сын, поэтому вскоре ему пришлось задуматься о повторном браке. Получилось, правда, это сделать только в 1299 году, когда он женился на Маргарите Французской, единокровной сестре тогдашнего короля Филиппа IV. У них родилось трое детей и единственную девочку они назвали Элеонорой.

В конечном итоге, Эдуард вернулся в очередной раз бороться с нерадивыми горцами в Шотландию, где и умер в 7 июля 1307 года в возрасте 68 лет. Следующим королём стал их с Элеонорой единственный сын Эдуард II.

Эдуард и Элеонора были личностями примечательными. И при жизни, и после смерти о них говорили — как хорошее, так и плохое — а след в истории они оставили, если не выдающийся, то заметный.

Элеонора, начитанная и умная, проложила дорожку деловым начинаниям других английских королев, активно поддерживала литературу и ввела в моду элементы испанского декора, а Эдуард, помимо своих успехов в военном поприще, выступил реформатором налоговой и законодательной систем.

Жизнь публичная у них была бурная и неспокойная, а вот жизнь домашняя служила им тихой гаванью и источником стабильности. И если настоящая любовь где и встречается, то у них она точно была.

Автор –  Клара Штейн
Источник

Современность
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: