Польская красавица Мария Валевская — «Лавальер императора Наполеона».

«Лавальер императора» — так прозвали в свете любовницу Наполеона, Марию Валевскую, — за скромность и безропотный нрав. Их связь продлилась почти восемь лет — за эти годы Бонапарт успел развестись с Жозефиной, жениться на Марии-Луизе Австрийской, вознестись к апогею своего могущества, и рухнуть с недосягаемых высот. И всё это время эта тихая, покорная, влюблённая в блистательного императора женщина смиренно находилась на задворках его жизни, не ропща на судьбу и не желая большего, чем быть с ним рядом — хоть изредка.

Мария Валевская приезжала к венценосному возлюбленному по первому его зову, и так же незаметно, как появлялась, уходила в тень — иногда Наполеон не вспоминал о ней месяцами. Связь их увенчалась появлением на свет общего сына, Александра Жозефа Флориана, единственного неофициально, но признанного внебрачного ребёнка Наполеона Бонапарта.

«Польская супруга» поверженного властителя стала единственной из его женщин, посетивших экс-императора в ссылке на острове Эльба в 1814 году. Так какой она была, жизнь этой кроткой красавицы, такая короткая, но насыщенная чувствами и событиями?

Император Франции Наполеон I Бонапарт.

Император Франции Наполеон I Бонапарт.

В октябре 1795 года в результате третьего раздела Польши её король, Станислав Август Понятовский, подписал отречение от трона — Речь Посполитая пала, потеряв суверенитет, и государства Польша более не существовало.

Её южная часть отошла Австрии; центральная Польша, включая западную часть Литвы — Пруссии, а Курляндия, западная чать Беларуси, и большая часть литовских земель — Российской Империи. Польская шляхта глухо роптала ещё со времён первого и второго раздела своей страны — из целостной она превратилась в подобие лоскутного одеяла. Время от времени вспыхивали восстания.

Предводителем одного из них в 1791 году был литовский шляхтич Тадеуш Костюшко, в результате ставший верховным главнокомандующим войск Речи Посполитой. К мятежу присоединились множество дворян и мелких помещиков — в их числе и староста города Гостынь Великопольского воеводства, Мацей Лончиньский. Оставив многодетную семью, он вернулся домой спустя три года после начала восстания, и вскоре умер от полученных ран. На попечении матери, Эвы Заборовской, остались пятеро детей, причём старшей из трёх дочерей, Марии, едва исполнилось девять лет.

Обязанности главы семьи легли на плечи старшего из сыновей, Бенедикта Иосифа. И когда сёстры повзрослели и расцвели, именно старший брат принялся со рвением устраивать их судьбу. Девочки Лончиньские отнюдь не были бесприданницами, старшая, Мария, получила неплохое образование, выделялась среди сверстниц очарованием, грацией, и не по-возрасту серьёзным отношением к жизни.

В женихах недостатка не было, но мать и старший брат Марии, скурпулёзно оценивая претендентов на её руку, остановились на кандидатуре графа Анастазия Валевского, обладателя богатейшего обширного родового имения Валевицы. Знатность рода Валевских, состоятельность будущего жениха сестры, и его в прошлом блестящая политическая карьера были для Базиля Лончиньского важнее, нежели его весьма преклонный возраст — и в 1804 году этот неравный брак, с почти полувековой разницей в возрасте супругов, всё же состоялся.

Бывший королевский камергер и военный, великосветский дворянин, ротмистр Бригады Народной Кавалерии, дважды вдовец, шестидесятисемилетний седовласый жених стоял у алтаря с семнадцатилетней невестой, вполне годившейся ему во внучки…Ранее послушная дочь и сестра, ставшая ныне покорной женой, Мария вскоре родила Анастазию сына, Антония Базилия Рудольфа Валевского. Разумеется, никакой любви к мужу юная красавица не испытывала, но несла свой крест вполне достойно. К чести пана Анастазия, он не особо докучал жене — оставивший к тому времени карьеру и равнодушный к бурлению политических и иных страстей, он предпочитал уединение и покой, от души предаваясь чревоугодию и лени.

Мария же, напротив, развила кипучую деятельность — она и несколько знатных дам даже организовали нечто похожее на политический кружок, где с жаром обсуждались перспективы возможного объединения Польши.

Благодаря влиянию, богатству, и безупречной репутации пожилого супруга, пани Валевская стала вхожа в лучшие дома высшего света Варшавы — и, будучи рьяной патриоткой, разумеется, не могла не быть в курсе всех событий.

Графиня Мария Валевская. Изображение из открытых источников Яндекс.

Графиня Мария Валевская. Изображение из открытых источников Яндекс.

Через Европу триумфально шагал Наполеон — и польские магнаты и шляхтичи ожидали перемен к лучшему для судьбы своего разобранного на части государства. Поэтому, когда армия императора, одержав ряд блестящих побед против недавних покорителей Польши, перенесла боевые действия на её территорию, Наполеона встречали с восторгом и надеждой — возможно, он вернёт их стране былую государственность и суверенитет?

Императорский кортеж, следовавший через Мазовецкое воеводство, в Блоне ожидали людские толпы — польский народ спешил выказать гостеприимство победителю своих недругов. Среди встречающих присутствовала и двадцатилетняя Мария Валевская — тогда она впервые увидела Наполеона. Бонапарт проследовал в Варшаву — высший свет общества наперебой оспаривал друг у друга право на честь закатить приём в знак уважения к венценосному гостю.

Разумеется, на балах присутствовало множество знатных и красивых дам, приятное общество которых Бонапарт очень ценил — там его цепкий взор и остановился на одной из польских пани, Марии Валевской. Чистая красота юной женщины, подчёркнутая скромностью светлого наряда, произвела неотразимое впечатление на императора — и он воспылал. Их знакомство произошло в январе 1807 года, а вскоре кулуарные варшавские сплетники заговорили о романе между неприступной ранее супругой графа Анастазия Валевского и Наполеона Бонапарта.

От присутствовавших в тот зимний вечер на балу у Талейрана не ускользнула ни одна деталь — внимание, которым окружил Наполеон Марию, стыдливый румянец на лице юной женщины, их танец, один за другим, на которые император приглашал лишь её, словно не замечая других дам. И польские аристократы принялись с жаром убеждать пани Валевскую воспользоваться оказанной ей честью — ради спасения Польши. Ибо им казалось, что победительному Наполеону ничего не стоит вернуть их родине независимость… Но Мария отнюдь не собиралась сдаваться на милость триумфатора, и уступать просьбам соотечественников. Страстные письма очарованного ею Наполеона она оставляла без ответа, подарки возвращала обратно, от встреч наедине отказывалась.

Распалённый страстью, Бонапарт всё же вымолил возможность свидания, но желаемого так и не добился. Рассерженный, растерянный, почти сорокалетний мужчина, искушённый в любовных баталиях, оказался совершенно беспомощен перед упорством объекта своего обожания. Выход из патовой, казалось бы, ситуации, ему подсказали влиятельные польские доброхоты: надавить на патриотические чувства Марии.

И коварный обольститель, пустив в ход это новое оружие, и заявляя о небезразличии к судьбе Польши, вскоре добился желаемого, чего ранее не мог достичь ни лаской, ни подарками, ни страстными письмами — Мария и Наполеон сблизились. Разумеется, их связь сразу же стала известна всем окружающим — хотя молодая женщина, сгорая от стыда, всячески пыталась скрыть своё грехопадение.

Нет, она не желала подобной славы, несмотря на то,что великосветские дамы завистливо посматривали на их пару, злобно сплетничая о том, чего же такого император нашёл в этой скромной провинциалочке. Наполеон же, совершенно покорённый её беззащитностью и нетребовательностью, сгорал от страсти. Он просил частых свиданий, был предупредителен и галантен.

А когда понял, что Мария лишь жертвует собой ради интересов родины, приложил все усилия, чтобы разбудить в её сердце ответные чувства — и вскоре добился взаимности. Не желая обманывать любимую женщину, Бонапарт внёс ясность в их отношения, объяснив, что вмешиваться в дела Польши не собирается. Но это объяснение уже ничего не меняло, ибо Мария полюбила своего соблазнителя — преданно, искренне, глубоко. Она жила лишь ожиданием их встреч, грустя в неизбежных разлуках — император бесконечно воевал. Обосновываясь в военных штабах, Наполеон неизменно призывал к себе Валевскую.

Она немедленно приезжала, словно только и делала, что ожидала этих приглашений. Давно уже был забыт ею пожилой муж, граф Анастазий, забыт сын, брошенный на попечение родственниц.

Оставлены посещения политических салонов и поездки на балы и развлечения — смыслом её жизни стали встречи с возлюбленным. Приезжая к императору, Валевская занимала скромные апартаменты, желая оставаться в них как можно более незаметной. Когда Наполеон был занят, Мария терпеливо ждала его, коротая досуг за вязанием и чтением книг, не принимала приглашений и визитёров.

Восхищённый бескорыстием и преданностью возлюбленной, император всё более тянулся к ней, пока их связь не стала настолько известной, что дошла до императрицы Жозефины. Безрезультатно пытавшаяся подарить Наполеону наследника, Жозефина жила в постоянном страхе за судьбу своего брака с ним — одержимый собственным величием, император французов желал стать основателем новой династии.

Но так как ни одна из его многочисленных любовниц не подарила ему ребёнка (связь из молодости, когда ветреная особа, прислуга, родила младенца, и объявила его отцом Наполеона, не в счёт — в своем отцовстве он не был уверен), то Жозефина была относительно спокойна — в отсутствии у неё детей от Наполеона вполне можно было обвинить не её, а его…

А собрав сведения о сопернице, императрица и вовсе успокоилась — Мария не была амбициозной, не требовала от Наполеона ни денег, ни подарков, а о совместном проживании могла лишь мечтать. К тому же, даже в случае развода, Мария совершенно не годилась в супруги императору — мало того, что была замужем, так ещё и не обладала ни особой знатностью, ни родовитостью. И Жозефина махнула на их связь рукой…

Так пролетело два года — Валевская сопровождала императора в поездках, радовалась его победам и печалилась, разлучаясь с ним… В 1809 году ей выпало счастье провести рядом с любимым человеком всё лето — и вскоре Мария с трепетом сообщила императору, что ждёт ребёнка. Эта весть ошеломила Наполеона — он станет отцом, наконец-то, он был уверен, что может стать им, несмотря на уверения Жозефины в обратном.

Замок Фонтенбло - последняя французская резиденция экс-императора Наполеона I Бонапарт.

Замок Фонтенбло — последняя французская резиденция экс-императора Наполеона I Бонапарт.

Беременность Марии стала крахом брака Наполеона — он более не желал терпеть подле себя бесплодную супругу, коль уж был уверен, что может-таки стать основателем новой династии. Мария Валевская вынужденно вернулась к мужу — там, в имении супруга, 4 мая 1810 года, она родит сына от Наполеона, снисходительно признанного сговорчивым паном Анастазием своим законным наследником.

А месяцем ранее, 1 апреля 1810 года, её возлюбленный император в Париже обвенчался с австрийской принцессой, девятнадцатилетней Марией-Луизой Габсбург. Этот брак поставит жирную точку в связи Валевской и Наполеона. Нет, он не разорвёт с ней отношений окончательно — из них исчезнет былая страсть. Ибо император, ослеплённый высокородностью и голубизной монаршей крови в жилах своей юной супруги, очертя голову погрузится в страстный роман с собственной женой — бесчувственной, совершенно безразличной к нему, холодной и эгоистичной.

Мария об этом не знала, наивно полагая, что после её приезда в Париж с малюткой-сыном, наречённым Александром-Флорианом Жозефом, их отношения будут такими же, как раньше. Она просила у мужа развода — и добрый пан ответил благодушным согласием, наделяя бывшую супругу и двух её сыновей половиной своего состояния. В сопровождении младшего брата Валевская с сыновьями прибыла в Париж осенью 1810 года, была радушно встречена императором — он поселил Валевских в роскошном особняке, взяв на себя все расходы по их содержанию.

Марии была выделена приличная рента, она совершенно ни в чём не нуждалась. кроме одного — в любви императора. Но этого он ей дать уже не мог…Мария-Луиза была беременна, и вся любовь, теплота и забота Наполеона были обращены на обожаемую супругу. Валевской остались лишь редкие встречи втроём -она, император, и их сын. 20 марта 1811 года у Наполеона появился долгожданный драгоценный наследник — Мария-Луиза выполнила своё предназначение. Мальчик, наречённый родителями Наполеон Франсуа Жозеф Шарль Бонапарт, был провозглашён счастливым отцом Римским королём и наследником Империи.

Мария Валевская вновь тактично отошла в сторону, как это умела только она одна — не желая «мозолить» всё ещё любимые ею дорогие глаза, она с присущими ей чувствами собственного достоинства и приличия осталась где-то на окраине жизни блистательного триумфатора. Благодарный ей за прошлое, весной 1812 года Наполеон даровал их с Марией сыну титул графа Империи и имение в Неаполитанском королевстве, принадлежащее ему отныне, как главе рода. Разумеется, управлять всеми богатствами, дарованными мальчику, до его совершеннолетия будет его мать, Мария.

Нет единого мнения, носили встречи Марии и Наполеона в это сложное для неё время лишь родительский характер, или между ними тайно продолжались близкие отношения — ибо император стал чрезвычайно скрытен. Его супруга, Мария-Луиза, несмотря на полное безразличие к мужу (чего он упорно не замечал), была чрезвычайной собственницей, и Наполеон, теша себя мыслью о взаимности чувств в своём браке, опасался вызвать её ревность. Всё же большинство биографов Наполеона и Валевской склоняются к тому, что их личные отношения продолжались всё время после приезда Валевской в Париж.

Насколько тяжело было в это время бывшей возлюбленной императора, можно судить по тому, что она неожиданно для всех сошлась с ещё одной оставленной им женщиной, Жозефиной.

Экс-императрица проживала в роскошном Мальмезоне, подаренном ей бывшим мужем в качестве постоянной резиденции, и нашла утешение в любимом занятии — цветоводстве. Судьба свела двух бывших соперниц — Валевская часто навещала Жозефину в её роскошной отставке…Но времена триумфов для Наполеона были позади — в 1812 году его армия потерпела сокрушительное поражение на территории Российской Империи. Великая Наполеоновская армия была практически уничтожена, остатки её хаотично отступали к границам России, преследуемые русскими войсками.

В октябре 1813 года Наполеон потерпел окончательное сокрушительное поражение в битве под Лейпцигом, а в апреле 1814 года отрекся от трона Франции. Мария-Луиза, в отсутствии супруга бывшая регентом Франции, после его отречения покинула Париж вместе с сыном — она вернулась на родину и поселилась в Шёнбрунне, резиденции австрийских императоров. Больше Наполеон их не увидит…

Его ожидала ссылка на остров Эльба, и Валевская, наряду с Жозефиной, рвалась сопровождать его. Чрезвычайно предупредительный к бывшей супруге Наполеона, Александр I всё же не позволил Жозефине сопровождать его в изгнании. Валевской же в свидании отказал сам Наполеон — он ограничился написанием ей письма, где выражал надежду на возможность встречи.

Эти две женщины остались в прошлом для поверженного императора — он ждал письма от Марии-Луизы, желал, чтобы она и сын навестили его в ссылке, слал в Австрию письма, остававшиеся без ответа, и бесконечно оправдывал супругу, уверяя окружающих, что Мария-Луиза окружена бдительными родственниками, не позволяющими ей присоединиться к нему. 20 апреля 1814 года Наполеон покинул Фонтенбло и отправился на остров Эльба, а 29 мая скончалась его бывшая супруга, Жозефина…

Вилла Наполеона на острове Эльба.

Вилла Наполеона на острове Эльба.

Валевская с сыном всё же смогла навестить возлюбленного — под покровом строжайшей тайны, осенью 1814 года, в сопровождении преданных родственников, она прибыла на Эльбу. Её встречали скромные покои в построенном наспех павильончике — роскошные апартаменты были предназначены для Марии-Луизы, визита которой Наполеон ждал с надеждой и страстным нетерпением. Эта встреча не принесла облегчения ни Марии, ни Наполеону — чувства последнего угасли совершенно, и он испытывал к бывшей подруге лишь благодарность за проведённые вместе годы.

Валевская вернулась в Париж. Ещё молодая и привлекательная — ей было всего лишь двадцать восемь лет; весьма состоятельная и имеющая высокопоставленные связи, Мария наконец-то смогла перечеркнуть прошлое. Помог ей в этом Филипп-Антуан де Орнано, дивизионный генерал, бывший соратник Наполеона, сопровождавший его на остров Эльба и бежавший с ним в 1815 году.

Но военная кампания Наполеона потерпела очередное поражение, он отрёкся повторно, и отправился в новую ссылку — на остров Святой Елены в Атлантическом океане. Лишь раз в это смутное время Валевская и Наполеон встретились в Тюильри — чтобы расстаться навсегда. Низложенный император покинул Францию, его сторонники были вынуждены эмигрировать — уезжал из страны и доблестный генерал Орнано.

Он покидал Францию не один — с ним отправлялась Мария Валевская, принявшая предложение руки и сердца. 7 сентября 1816 года пара обвенчалась в Брюсселе, и Валевская отныне стала графиней Орнано. Казалось бы, счастье наконец улыбнулось ей — впервые в жизни она испытала взаимную любовь, которую не нужно было скрывать от посторонних нескромных глаз.

Вскоре оповестило о своём приближении и новое материнство — 9 июня 1817 года на свет появился третий сын Марии, Рудольф Огюст. Почти сразу же после его рождения женщине стало настолько плохо, что никто не сомневался — жить ей осталось недолго.

К осени семейство Орнано вернулось в Париж, а 11 декабря 1817 года Марии не стало — она скончалась в возрасте тридцати одного года, оставив своим наследникам не только материальные, но и духовные богатства — свои воспоминания о связи с великим Наполеоном. Лихорадочно спеша, боясь не закончить начатого, умирающая диктовала воспоминания секретарю.

После её кончины каждый из сыновей получил по экземпляру «Воспоминаний»…
Их общий с Наполеоном сын, Александр Жозеф Флориан Валевский, избрал своим поприщем политику, и стал великолепным дипломатом. Министр изящных искусств Франции, министр иностранных дел, президент Законодательного корпуса, и, наконец, сенатор, трижды обладатель Ордена Почётного легиона и ещё семнадцати государственных орденов различных стран и королевств, Александр Валевский прожил замечательную жизнь.

Отец семерых детей, он сделал политическую карьеру во время прихода к власти кузена, Шарля Луи Наполеона Бонапарта, или Наполеона III, внука императрицы Жозефины. Александр Жозеф скончался в возрасте пятидесяти восьми лет, и был похоронен на кладбище Пер-Лашез в Париже.

В 2013 году был проведён днк-тест его останков. Являлся ли Александр Жозеф Флориан Валевский в действительности сыном Наполеона Бонапарта? Да, и это несомненно — он действительно был сыном великого императора.

Источник

Современность
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector