Почему выбор императрицы Елизаветы Петровны пал на дочь безвестного ангальт-цербстского князя

Германия в XVIII и XIX веках, раздроблённая на десятки государств самого разного размера, была сплошным «рынком венценосных невест». Монархам подобало жениться только на принцессе из другого царствующего дома, а больше всего этих домов было в Германии. Несмотря на мелкоту большинства из них, все они считались равноправными, и брак даже с принцессой самого маленького государства нисколько не умалял достоинство её державного мужа.

София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская в возрасте 15 лет, после приезда в Россию

София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская в возрасте 15 лет, после приезда в Россию

Заодно сами эти мелкие монархи подрабатывали удачным замужеством своих дочерей. Они брали деньги у более крупных держав за то, чтобы их дочери, став монархинями другой страны, вели соответствующую политику. Одновременно и среди крупных державцев развёртывалась борьба за этих невест как за свою агентуру. Таким образом, Германия того времени являлась паутиной международных матримониальных династических интриг.

Наследник Пётр Фёдорович

Бездетная императрица Елизавета Петровна, захватив власть в ноябре 1741 года, решила сразу позаботиться о наследнике трона. По её приказу два барона Корфа тайно вывезли в Россию 13-летнего царствующего герцога Голштинского, внука Петра I – Карла Петера Ульриха. В России, приняв православие, он превратился в Петра Фёдоровича.

Императрица Елизавета Петровна на портрете художника Луи Каравака, 1750 г

Императрица Елизавета Петровна на портрете художника Луи Каравака, 1750 г

Назначая Петра Фёдоровича своим преемником, Елизавета Петровна выполняла завещание своей матери, Екатерины I. Правда, по букве этого завещания, Елизавета сама должна была передать власть своему племяннику, но этого императрица выполнить не пожелала. Пётр Фёдорович мог теперь вступить на престол только после смерти тётки. Впрочем, он и не рвался к власти.

Заодно Елизавета Петровна позаботилась и о продолжении династии Петром Фёдоровичем. Едва его успели объявить наследником трона, как императрица стала подыскивать ему невест из венценосных семей. Разумеется, первостепенную роль в этом деле играла политика.

Сват – прусский король?

Первой кандидаткой в будущие российские императрицы стала саксонская принцесса Анна-Мария. Этот выбор выдвинул и усиленно поддерживал перед Елизаветой хитрый канцлер Алексей Бестужев. Любопытно представить, если бы Елизавета согласилась с проектом своего верного советника. Анна-Мария вышла потом замуж за баварского курфюрста, и брак оказался бездетным. Если именно Анна-Мария была бесплодной, это означало бы, что, в случае женитьбы на ней Петра Фёдоровича, династия Романовых в очередной раз прервалась бы. Так что Елизавета проявила чутьё, не согласившись с кандидатурой саксонской принцессы.

Канцлер Алексей Бестужев был матерым интриганом

Канцлер Алексей Бестужев был матерым интриганом

В иностранной историографии господствует мнение, что сватом при бракосочетании Петра Фёдоровича выступил прусский король Фридрих II (позднее прозванный Великим). Именно он якобы предложил и чуть ли не навязал Елизавете Петровне кандидатуру ангальт-цербстской принцессы Софьи Фредерики Августы, будущей Екатерины II. Правда, произошло это уже после того, как ему не удалось женить русского цесаревича на одной из своих дочерей.

Однако дореволюционный историк Василий Бильбасов, подробно изучивший вопрос, разоблачил эту легенду. Фридрих II не предлагал своих дочерей в невесты Петру Фёдоровичу, так как те были значительно его старше. А кандидатуру принцессы ангальт-цербстской прусский король стал энергично поддерживать уже после того, как русская императрица окончательно выбрала её.

Кадр из фильма "Виват, Гардемарины"

Кадр из фильма «Виват, Гардемарины»

Личный выбор Елизаветы

Саксонский посланник доносил своему королевскому двору о решении Елизаветы Петровны: «При сём случае мы не можем не заметить, что и это дело о бракосочетании наследника императрица опять решила без предварительного совещания с министрами… Она в конце концов нашла самым лучшим избрать великому князю в невесты такую принцессу, которая была бы протестантской религии и хотя из знатного, но столь малого рода, чтоб ни связи, ни свита принцессы не возбуждали бы особенного внимания или зависти здешнего народа… Более всего удовлетворяет этим условиям принцесса цербстская, тем более, что она уже состоит в родстве с голштинским домом». Невеста Петра Фёдоровича приходилась ему троюродной сестрой.

Итак, можно заключить, что Елизавета специально подобрала наследнику такую невесту, которая, в силу незначительности своего дома, не пыталась бы играть самостоятельной политической роли и, в то же время, была бы наиболее психологически совместима с мужем.

Брак Петра и Екатерины был благополучным только на этой картине 1756 года

Брак Петра и Екатерины был благополучным только на этой картине 1756 года

В обоих случаях Елизавета ошиблась. Пётр III и Екатерина II оказались смертельными врагами друг другу. А Фридрих II успел сделать своим агентом если не невесту русского цесаревича, то её маму, которую Елизавете вскоре пришлось выслать из России за шпионаж.

Источник

Современность
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector