«Она не восторгалась мной, она видела материал». О чём всю жизнь жалела балерина Майя Плисецкая?

«У меня не было педагогов, которые бы меня приучили работать, научили любить работу. Это гениально умела делать Ваганова. Её ученицы любили работать, их из зала не выгонишь!» — говорила Майя Плисецкая в одном из интервью, подчеркивая, что всегда любила танцевать, а не работать.

Так сложилось, что редкие встречи с Вагановой в балетном классе оставили у Плисецкой неизгладимые впечатления и понимание того, как много она потеряла, не поучившись у Агриппины Яковлевны. Плисецкая говорила, что со школьных лет на ее пути встречались педагоги, которые «ничему не учили», не делали замечаний или делали их не по существу. Балерина признавалась, что школы у нее не было, приходилось до всего доходить самой. Надо сказать, у Майи Михайловны это отлично получилось, поскольку она опередила свое время, поработала с выдающимися балетмейстерами и создала уникальный «плисецкий» стиль, который распространился по балетному миру.

А школа была у петербуржцев — учениц Агриппины Вагановой. Именно в её классе были высокие требования, позволяющие потом выходить в профессию грамотными, даже если не было феноменальных физических данных.

Майя Плисецкая, 1970-е. © Александр Стешанов, https://russiainphoto.ru

Майя Плисецкая, 1970-е. © Александр Стешанов, https://russiainphoto.ru

Первая встреча

После войны Майя Плисецкая набирала репертуар в театре, и очередной новой партией стала мазурка в «Шопениане», которую молодая артистка с блеском исполняла, приводя в восторг публику своим легким прыжком. Один из этих спектаклей посетила Ваганова, Плисецкая ей понравилась. На следующий день была назначена их репетиция.

Ваганова славилась своим умением просто объяснять логичность комбинаций, и именно тогда Плисецкая поняла, что у нее огромные пробелы в образовании. Но Майя Михайловна была очень способной и быстро «схватила» и применила новые знания, после чего исполнение сразу преобразилось.

Позже молодой Плисецкой поручили партию в двойке виллис в балете «Жизель». Эту небольшую роль юная артистка готовила с Вагановой, и работа снова была отмечена зрителем и руководством. К сожалению, все это были краткие рабочие встречи, едва приоткрывшие Плисецкой тайны классического танца.

В классе Вагановой

Майя Плисецкая в Большом театре долгие годы посещала класс Асафа Мессерера. Как признавалась потом балерина, за всю жизнь он не сделал ей во время урока ни одного замечания, а замечания в балете, как известно — чуть ли не самое главное для развития артиста, это сила, которая вынуждает его двигаться вперед. Жизнь в балете — это жизнь в постоянном исправлении ошибок, и весьма печально, если некому указать на такие ошибки.

Майя Плисецкая в классе Асафа Мессерера, 1960. © Майя Окушко, https://russiainphoto.ru

Майя Плисецкая в классе Асафа Мессерера, 1960. © Майя Окушко, https://russiainphoto.ru

Был период, когда Ваганова вела класс усовершенствования солистов в Большом театре, и Плисецкая посещала его. По воспоминаниям многих учениц Вагановой из Ленинграда, комбинации она задавала быстро, и все упражнения были направлены на вдумчивое исполнение, развитие памяти и координации. Майя Плисецкая признавалась в своей книге, что всегда была по жизни очень рассеянной, в частности, она не могла с первого раза запомнить порядок движений, который задавала Агриппина Яковлевна. Сложно представить, как строгая и требовательная Ваганова терпела это, но именно по отношению к Плисецкой проявляла снисхождение. Да, Ваганова прозвала ее «рыжей вороной», но все видели, что она многое прощала Плисецкой, вероятно, потому что видела ее талант и индивидуальность.

Последняя встреча

Однажды Майя Плисецкая выступала в Кировском театре с балетом «Лебединое озеро». Агриппина Ваганова смотрела спектакль из зала и после третьего действия появилась за кулисами: «Приезжай, мы сделаем „Лебединое“ так, что чертям тошно станет». Марина Семёнова также убеждала Плисецкую скорее ехать в Ленинград. Но встрече не суждено было состояться.

Явных причин невозможности поработать с Вагановой Майя Плисецкая не называла, говоря лишь, что не сложилось. Но даже те недолгие четыре месяца, когда Плисецкая занималась в классе Вагановой, стали настоящим открытием для балерины. До встречи с Вагановой Плисецкая любила только танцевать, но уроки великого педагога показали ей, что труд может быть увлекательным, интересным и творческим. И только кропотливая работа в зале может гарантировать легкость и непринужденность на сцене: именно труд делает усилия незаметными.

«Я очень жалею, что не занималась у Вагановой. Это просто кровоточащая рана на всю жизнь. Она не восторгалась мной, не восхищалась, она видела материал, из которого она может сделать. Этого я себе не могу простить», — говорила Плисецкая.

Источник

Современность
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector