Олег Настасьевич: почему женское имя вместо отчества

Добавлять отчество к имени мы привыкли. Такова наша традиция. Но в Средневековье бывали случаи, когда к мужским именам «присоединяли» матронимы. Знакомьтесь: Олег Настасьевич, князь Галицкий. И он такой был не один. Встречались и другие случаи использования женских имён вместо отчества.

фрагмент полотна К.Лебедева

фрагмент полотна К.Лебедева

Князя Ярослава Галицкого прозвали «Осмомымсл», что буквально означало «восемь умов». По материнской линии он был внуком венгерского короля, тоже прославившегося мудростью – Кальмана Книжника. А в 1149 году Ярослав Осмомысл взял в жёны дочь Юрия Долгорукого. Но отношения с супругой у князя складывались непросто, и, хотя та подарила ему четверых детей, это не помогло склеить семейную лодку. В конце концов, Ольга Юрьевна уехала в Польшу, а Ярослав привёл в свои палаты красавицу Анастасию.

Сына его любимой Анастасии, Олега, и стали впоследствии называть Олегом Настасьевичем. Дескать, родился вне брака. Не чета законным отпрыскам князя. Правда, сам Ярослав предпочитал именно бастарда, любил его больше других детей, и как раз ему оставил Галич. Получилось, что Олег Настасьевич обошёл внука самого Юрия Долгорукого! Увы, радоваться ему долго не пришлось. Едва Осмомысла предали земле, как старший брат изгнал наследника, и тому пришлось искать поддержки у дальней родни. Последний раз Олег Настасьевич упоминается в летописях в 1188 году. Ему удалось ненадолго вернуть себе Галич, а потом восемнадцатилетний князь внезапно отправился в мир иной.

иллюстрация А.Васнецова

иллюстрация А.Васнецова

Матронимы – вместо отчества – иногда присваивали именно незаконным детям. Хотя в случае Василько Маричича всё было несколько иначе. На Руси этого претендента на византийский престол так называли, чтобы определить его статус-кво: не просто сын заморского Льва Диогена, а ещё и русской княжны Марии. С этим человеком всё вообще было очень интересно. Дело в том, что в начале двенадцатого века князь Владимир Мономах благословил союз своей дочери с сыном императора Византии, Романом IV.

Однако настоящий Лев пал в битве с печенегами, в 1087 году, и объявившийся в Киеве «византиец» явно присвоил себе чужое имя. Но Владимир Мономах признал его наследником империи, и даже выдал за него свою дочь. Была надежда, что у лже-Льва Диогена получится завоевать если не всю Византию, то, хотя бы, несколько крупных городов. Возможно, создать новое государство. И этим честолюбивым планам сбыться не удалось – самозванца устранили по прямому велению из Константинополя, а его маленького сына, Василия, пришлось воспитывать матери. В одиночку. Так и появился матроним: Василько Маричич или Маричинич – в разных источниках чуть иначе. Жизнь Василько оказалась короткой, ведь то было время распрей русских князей. 8 августа 1135 года он оказался в битве на реке Супое, где победу одержал черниговский князь Всеволод Ольгович.

позднее изображение короля Свена II Эстридсена

позднее изображение короля Свена II Эстридсена

Интересно, что младших детей ещё одного князя, Мстислава Великого, называли – в ряде летописей – Мачешичами. А не Мстиславичами. Были они сыновьями второй жены, и так их «отличали» от всех остальных. Точного имени этой женщины историки не знают. Мачешич – сын Мачеши? Или это ласковое производное от какого-то другого имени?

И датского короля Свена II называли, вполне официально, Эстридсен. То есть, сын Эстрид. Тут сыграло роль происхождение молодой женщины. Она была принцессой, дочерью короля, а вот в мужья ей достался ярл Ульф. И хотя он выполнял функции регента в отсутствие короля, в Дании не забывали, что положение его жены Эстрид явно выше. Так что их общий сын Свен стал Эстридсеном, вопреки традиции. И положил начало династии, которая правила датским королевством четыреста лет.

Матронимы встречались и позже. Помните любопытного персонажа романа Жюля Верна, Жака Элиансена Франсуа Мари Паганеля? У рассеянного учёного несколько имён, что не было редкостью в Европе, и среди них одно – женское. В восемнадцатом и девятнадцатом веке такое случалось в Испании и Франции.

Л.Ульфсак в роли Жака Элиансена Франсуа Мари Паганеля

Л.Ульфсак в роли Жака Элиансена Франсуа Мари Паганеля

Да что там! В городе Ивано-Франковске, когда он был частью Советского Союза, в 1944 году, рассматривали дело местного жителя. Это был Пётр Параскевич Романюк, родившийся в 1923-м. Параскева – женское имя, пусть и достаточно редкое. То есть, матроним наблюдался и в двадцатом веке!

И сейчас несколько граждан России добились внесения в свои паспорта не отчеств, а матронимов. В Екатеринбурге живет преподаватель Сергей Веро-Викторович, а в Томске – юная Елизавета Марьевна. Случаи единичные, но они есть. Скорее, как исключение из общего правила. Так что средневековый Олег Настасьевич был не один. Существовали (и существуют) и другие.

Источник

Современность
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: