Искусство принадлежит народу? Как пал культурный уровень нынешней России и какой он был в СССР

В Российской империи крупные промышленники соревновались и хвастались не количеством дорогих автомобилей или яхт, а размером своих картинных галерей. Щукин, Морозов, Третьяков, — все эти фамилии до сих пор на слуху.

В СССР была создана система краеведческих и художественных музеев, музыкальных школ, театров. Действовали Союзы писателей и художников. Если мы прочитаем биографии известных советских литераторов, большинство из них выпустили первую книгу в 18, 20, 25 лет…

Взгляните на тиражи литературных журналов. 500 тысяч экземпляров, миллион. Настолько высока тяга к чтению! А сейчас те немногие журналы, которые раньше уважительно именовались «толстыми», выходят тиражом 600-800 (!) экземпляров.

Воспроизводство культуры было в СССР государственной задачей. Только в блокадном Ленинграде могла прозвучать Седьмая симфония. Музыка говорила всему миру, что город жив и борется.

Сразу после самой разрушительной мировой войны началась реставрация дворцовых комплексов, Петергофа. Чуть позже принялись за популяризацию истоков России — земель Владимирских, Псковских, Новгородских. Появился маршрут «Золотое кольцо», куда вошли самые древние и интересные города.
Дмитрий Сергеевич Лихачев писал:

«Культура в конечном счете — цель, а не средство, не условие, не благоприятствующая среда. Природа миллиарды лет совершенствовала сама себя и наконец создала человека. Человек создан с огромными, до конца не использованными творческими возможностями.

Для чего все это? Для того, очевидно, чтобы человек не прекратил собой это развитие, не замкнул на себе то, к чему природа стремилась миллиарды лет, а продолжил это развитие.

Конечно, продолжение — это не создание еще более совершенного организма, а использование тех возможностей, которые уже есть в человеке, для создания произведений высочайшей культуры».

С каким интересом советские школьники читали книги о родном языке — «Живой как жизнь» Корнея Чуковского, «Слово живое и мертвое» Норы Галь. Только в Советском Союзе поэты в 1960-е годы собирали не просто Большую аудиторию Политехнического музея, а стадионы!

Евгений Евтушенко читает стихи на стадионе «Лужники». Источник: Бульвар Гордона.

Евгений Евтушенко читает стихи на стадионе «Лужники». Источник: Бульвар Гордона.

В 1974 году в СССР стартовал эксперимент по обмену макулатуры на новые книги. Многие именно так впервые прочитали произведения Сабатини, Штильмарка, Дюма, Драйзера, Киплинга, Сенкевича. На книгах «макулатурной» серии ставили специальный знак — «елочку». С государственных трибун говорили, что 60 килограммов бумажного вторсырья спасут от вырубки целое дерево.

Многие тратили на книги чуть ли не половину зарплаты. Возникал черный рынок. На толкучке на Кузнецком Мосту за сборник Мандельштама просили 250 рублей. Агата Кристи — 30-40 рублей. Двухтомник Цветаевой — 50 рублей.
Не зря Андрей Вознесенский напишет:

Попробуйте купить Ахматову.
Вам букинисты объяснят,
что черный том ее агатовый
куда дороже, чем агат.

Роскошная 12-томная серия Дюма в красном переплете стоила каких-то фантастических денег. За каждый том просили по 300-400 рублей. Работники типографий все равно выносили непрошнурованные тетради и переплеты, а дома сшивали их по ночам. Книги из цеха в цех приходилось перевозить в сопровождении милиции.

Отдельная история — подписка на книжные серии. Тоже вечный дефицит. Был великолепный 50-томник «Библиотека всемирной литературы для детей», выходивший с 1976 по 1987 год. На миллионную Самару выделяли, например, всего 200 подписок, и родители, которые хотели расширить кругозор своих детей, начинали дежурить у книжных магазинов чуть ли не за три дня.

«Библиотека Всемирной литературы для детей», 50 томов. Фото: Озон.

«Библиотека Всемирной литературы для детей», 50 томов. Фото: Озон.

Александр Бараш писал о домашней библиотеке: «…синий Конан Дойль, черный Стивенсон, желтый Карел Чапек, их стройная соразмерность украшала верхние полки; на первой – плескалось солярисом живое море “научной фантастики”».

Крушение было постепенным, но впечатляющим.

Сейчас книги начинающих авторов выходят тиражом 2-3 тысячи экземпляров.

Тираж журнала «Знамя» в 1990 году составлял 1 000 000 (миллион) экземпляров, в 2006 году — 4600. Он упал более чем в 200 раз.

Билет в Эрмитаж без скидок стоит 500 рублей.
В Третьяковку — 500 рублей.
В Пушкинский музей — 400 рублей.
Не всякий учитель из провинции с нынешним уровнем родительских зарплат сможет свозить своих учеников в Москву, Санкт-Петербург, в Ясную Поляну, на Куликово и Бородинское поле.

Жители России начинают забывать, что такое музеи и театры. В 2014 году в рамках опроса Фонда Общественного Мнение 51 процент россиян заявил, что посещает музеи раз в год и реже.

30 процентов опрошенных никогда не бывали в музеях.

Куликово поле. Источник: Викимедиа.

Куликово поле. Источник: Викимедиа.

Понятно, что кое-какие шаги предпринимаются. Многие музеи выигрывают гранты и обновляют экспозиции. Десятки тысяч книг доступны онлайн. Некоторые регионы дотируют из бюджета посещение театров и филармоний.

Но все это капля в море.

Только культура является могучей прививкой против архаики и невежества.

Источник

Современность
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector