Эмиль Золя: двойная жизнь и нелепый загадочный уход великого писателя

К 48 годам у него было все, о чем можно мечтать: уютный загородный дом в Медане, солидный счет в банке, роскошная парижская квартира на улице Булонь и любящая, преданная жена Александрина Габриэль. Время от времени у Эмиля Золя случались приступы черной тоски и почему-то все чаще он запирался в кабинете и страдал от беспричинного отчаяния.

На долгие годы Золя придумал себе распорядок дня: ранний подъем, прогулка, работа до обеда (ни дня без строчки), далее встречи с нужными людьми и работа в библиотеке. На протяжении десяти лет, пока писалась сага о Ругон-Маккарах, Золя практически ни разу не отступил от заведенного им самим распорядка. Постепенно он превратился в этакую “литературную машину”, работающую без перебоев и срывов. И вот “машина” сломалась…

Тучный, одышливый, раздражительный, желчный, он ловил себя на мысли о том, что смотрит на жизнь с отвращением. Неизвестно, чем бы это все могло закончиться, если бы однажды 11 декабря 1888 года в своем доме в Медане он не услышал жизнерадостный девичий голос, который напевал веселую песенку. Нежный голосок раздавался из гладильной. Жена Александрина, помешанная на чистоте, недавно наняла прачку.

Дом писателя в Медане, юго-западном пригороде Парижа

Дом писателя в Медане, юго-западном пригороде Парижа

Эмиль спустился вниз, увидел молодую гладильщицу и тяжелый камень безнадежности скатился с его сердца. Через полгода после знакомства с Жанной Розро никто не узнавал в стройном помолодевшем господине мрачную грузную развалину Золя.

Загорелый импозантный мужчина прогуливался по Елисейским полям с молодой цветущей женщиной. Однажды утром их видели катающимися на велосипедах. Причем женщина осторожно ехала возле тротуара, а мужчина бесстрашно мчал по проезжей части, защищая даму от опасностей уличного движения. 21-летняя Жанна ворвалась в жизнь писателя подобно свежему ветру.

Эмиль Золя

Эмиль Золя

Вскоре было понятно, что “интрижка” знаменитого писателя гораздо серьезнее, чем могло показаться на первый взгляд.

Сначала супруга Александрина пыталась бороться с новой любовью мужа. Александрину Меле – цветочницу с площади Клиши, в свободное время подрабатывающую натурщицей, Золя встретил много лет назад.

Брюнетка произвела на Золя большое впечатление. Александрину нельзя было назвать красавицей, но она обладала статной фигурой, выразительными глазами, доброй мягкой улыбкой, а главное – крепко стояла на ногах и отличалась здравомыслящими суждениями.

Они стали жить вместе, и никогда Эмилю никогда не было так спокойно и удобно. Александрина целиком взяла на себя быт, прекрасно готовила, не мешала работать. Мать Золя приняла Александрину настороженно.

Ей хотелось, чтобы талантливый сын, будущая знаменитость, нашел себе женщину более утонченную, более аристократичную, более молодую (Александрина была на год старше Эмиля). Алексндрина мечтала о замужестве и Эмиль не стал возражать.

Эмиль Золя

Эмиль Золя

В 1870 году Эмиль и Александрина сыграли скромную свадьбу. Детей в браке не было. Золя много работал и дела его шли в гору

Добропорядочная Александрина была больше озабочена накоплением голландских скатертей, разведением фикусов и серебряных столовых приборов, чем душевными порывами и литературными успехами мужа.

Золя не раз признавался, что не умел выдумывать сюжеты для своих книг. Он искал их повсюду, где мог. Не пропускал мимо ушей ни одного рассказа друзей, по четвергам наведывавшихся к нему в Медан. Собирая материал для очередной книги, он колесил по деревням и провинциальным шахтерским поселкам.

Рабочие поначалу откровенно веселились, глядя, как тучный господин из Парижа, кряхтя влезает в одежду рудокопа. Управляющий шахтой даже просил не уводить странного экскурсанта далеко от подъемника: все были уверенны, что тот через несколько минут попросится обратно.

Но Золя, преодолевая страх, отвращение к грязи и сырости, превозмогая природную боязнь замкнутых пространств, проводил под землей долгие часы, забираясь в самые опасные штольни.Героев “Жерминаля” в лица которых въелась угольная пыль, с опухшими от сырости ногами, Золя не выдумал – он их видел своими глазами.

Прежде чем взяться за “Чрево Парижа”, он проводит дни и ночи на рынке Ле-Аль, упиваясь мрачным сладострастием зрелища: горы красного мяса, шевеление тусклого серебра в корзинах с рыбой, сочная зелень овощей. А в стороне, в куче отбросов, увидел нищих выискивавших в отбросах нежные пармские фиалки, не успевшие завять со вчерашнего вечера.

Фиалки растащат по трущобам, придадут товарный вид и отправят на бульвары. Там девушки их будут предлагать прохожим и отвечать на расспросы с томной улыбкой фальшивой невинности. Несколько лет спустя цветочниц в разных странах благодаря ему будут называть одинаково – Нана.

Эмиль Золя: двойная жизнь и нелепый загадочный уход великого писателя

А пресловутые куртизанки, о жизни которых Эмиль Золя, казалось, знал абсолютно все? Приятель Золя и однокашник по пансиону художник Поль Сезанн однажды навестил друга в парижской квартире и с завистью предположил, что у того много в Париже соблазнительных знакомств, в то время как он скучает в провинции у мольберта.

Золя спокойно заметил: “Если бы я встретил женщину лучше, чем моя жена, то рискнул бы потратить на нее время…”

Другой его приятель – писатель Анри Сеар отвел Золя в одно из “респектабельных” заведений с девушками. Одна из девиц, желая растормошить смущенного господина заметила, что его лицо ей знакомо: “Вы же бывали у меня в гостях?”

Золя поспешно заверил даму, что она ошибается и галантно добавил: “Поверьте мадам, я очень сожалею об этом”. Золя поднялся с ней в комнату и не выходил оттуда всю ночь. Наутро его приятель Сеар застал в номере такую картину: писатель с блокнотом у ног полусонной барышни, сидевшей в кресле, старательно записывал приемы нанесения румян и сезонные новинки парижского модного белья. Романы “Нана” и “Западня” принесли писателю огромную славу.

Писатель зажил на широкую ногу. Он с детским восторгом любовался икрой, семгой, омарами, рябчиками и смаковал их с удовольствием человека, хорошо знающего, что такое настоящий голод. С супругой они закупали огромное количество еды и вин.

Эмиль Золя и Александрина Меле-Золя

Эмиль Золя и Александрина Меле-Золя

Он очень сильно растолстел, его шея не помещалась в воротник рубашки, живот выпирал. Золя, при небольшом росте, весил уже более ста килограммов, окружность его талии достигла ста четырнадцати сантиметров.

В ноябре 1887 года в недавно созданном Свободном театре, видя, как Золя с трудом протискивается между рядами, художник Жан-Франсуа Раффаэлли посоветовал ему, если он хочет похудеть, не пить во время еды.

Александрина с возрастом стала тоже тучной, еще более жесткой, непреклонной, властной, ограниченной и стремящейся к респектабельности. Жалость к ней какое-то время удерживала писателя рядом: все таки они прожили почти двадцать лет вместе. Поэтому Эмиль скрывает от Александрины связь с Жанной. Утро и день он проводит с Александриной, а вечерами собирается к Жанне.

Но Александрина выслеживает Жанну с Эмилем и устраивает безобразные сцены. Однажды она заявилась на улицу Сен-Лазар, где он снимал квартиру для Жанны, и устроила настоящий разгром. Ее дом, ее семья рушатся. Что же делать? Развод? Но она любит своего Эмиля, а неминуемый скандал потрясет весь литературный мир.

Эмиль Золя и Жанна

Эмиль Золя и Жанна

Двадцатого сентября 1889 года Жанна родила Золя дочь Денизу, а через два года – сына Жака-Эмиля. Золя абсолютно счастлив. Написав роман “Доктор Паскаль”, Золя подарил экземпляр своей Жанне, которой к тому времени исполнилось, как и героине романа Клотильде, двадцать пять лет.

Эмиль написал на титульном листе посвящение: “Моей возлюбленной Жанне, моей Клотильде, которая подарила мне царское пиршество своей молодости и вернула мне мои тридцать лет, преподнеся в подарок мою Денизу и моего Жака, двух дорогих детей, для которых я писал эту книгу, чтобы они узнали, когда в один прекрасный день ее прочтут, как я боготворил их мать и какой благоговейной нежностью они когда-нибудь должны будут воздать ей за счастье, которым она утешала меня в моих великих горестях”.

Александрина убедилась, какие бы она препятствия не чинила, муж продолжает видеться с Жанной и детьми.

Портрет Эмиля Золя работы Эдуарда Мане

Портрет Эмиля Золя работы Эдуарда Мане

Окончательно она сдалась только тогда, когда увидела мужа летом в Медане, стоявшего у окна в их доме с биноклем в руках. Он с тоской смотрел, как на пляже играют его дети, которым он снял дом по соседству. Бездетная Александрина поняла: ее партия проиграна окончательно.

Но, оказывается, спасительное – для каждого из троих – решение есть. И это очень трудное, непростое решение – возможно, единственно верное – при­нимает Александрина. Надо признать, что Золя везло с женщинами, которых он любил: Александрина поступила великодушно, да и Жанна оказалась славной женщиной: никогда она не произнесла ни единого плохого слова в адрес своей проигравшей, но защищенной законом и общественным мнением соперницы.

Александрина положила руку на плечо Эмилю, стоящему с биноклем, и тихо сказала: “Позови их в дом…”

Эмиль Золя с Жанной и детьми

Эмиль Золя с Жанной и детьми

С тех пор Александрина не препятствовала ежевечерним поездкам мужа на улицу Сен-Лазар и даже полюбила гулять в его детьми в Люксембургском саду. Она настолько привязалась к детям, что порой ей казалось, что будто это их с Эмилем ребятишки.

В благодарность Эмиль не стал настаивать на разводе, зная, как Александрина дорожит статусом замужней дамы. Мадам Золя добилась, чтобы дети Эмиля носили фамилию Золя. Так они существовали долгие годы: Золя и его две любимые женщины. Мудрая и надежная Александрина и молодая, желанная Жанна.

Эмиль Золя с Жанной и детьми

Эмиль Золя с Жанной и детьми

Супруги Золя вернулись в воскре­сенье 28 сентября 1902 года из пригорода в свою городскую квартиру. Было сыро и холодно, и Золя приказал прислуге как следует протопить в спальне.

Приятное тепло навевало дремоту, супруги уснули. Ночью Золя проснулся от дурноты: сильно болела голова. Жена предложила позвать слуг. Его последние слова, обращенные к жене, были: “Мне плохо, голова раскалывается. Посмотри, и собака больная. Наверное, мы что-то съели. Ничего, все пройдет. Не надо никого тревожить…”

Он поднялся с кровати, сделал шаг к окну – видимо, хотел его открыть – и упал. Когда утром взломали дверь, 62-летнего Золя нашли мертвым. Александрина была в тяжелом состоянии, но врачам удалось ее спасти.

Что же произошло? Был ли это не­счастный случай? За несколько дней до произошедшего ремон­тировали крышу дома, где жил Золя, и следствие обнаружило подозри­тельные следы, а потом ходили слухи, что дымоход подкупленный кем-то трубочист Анри Буронфоссе заблокировал. Но доказать следствие ничего не смогло, а может, и не стремилось.

Кто-то смерть писателя пытался связать с нашумевшим несколько лет назад “делом Дрейфуса”, когда знаменитый писатель высказался в защиту невиновного французского офицера, обвиненного в шпионаже. Дело было уже забыто, виновные были наказаны…

Выжившая Александрина оставила себе только дом в Медане, который после своей смерти завещала детскому приюту. Она проследила, чтобы дети Золя получили свою долю наследства. Смерть Золя примирит обеих женщин.

Дети Эмиля Золя

Дети Эмиля Золя

О личной жизни великого писателя в “Википедии” всего полторы строчки: “Эмиль Золя дважды был женат; от второй супруги у него было двое детей”.

Источник

Современность
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: