Девочки с косичками — молодогвардейцы Женя Кийкова и Тоня Дьяченко

Две девушки, две подруги — многое у них было общим. Сидели за одной партой, в один год вступили в комсомол, одновременно стали вожатыми в младших классах. Даже косы свои они обрезали одновременно. Но на этом довоенном фото косы еще на месте.

Евгения Кийкова (cправа) и Антонина Дьяченко

Евгения Кийкова (cправа) и Антонина Дьяченко

Обе любили рукоделие, играли на гитаре и пели. Мечтали о море, и не просто увидеть, а стать капитанами дальнего плавания. Или летчицами. Но вышло совсем иначе…

Женя была старше Тони, она родилась 23 июля 1923 года в поселке шахты Парижская Коммуна Ворошиловградской области (совсем недавно был день её рождения и публикация этого очерка — в память о ней и ее подруге). В 1931 году Женя пошла в первый класс.

Училась в фабрично-заводской семилетке. В 1935 году семья Кийковых переехала в поселок Краснодон, и Женя продолжила учебу в поселковой средней школе № 22, в марте 1940 года вступила в комсомол.

Женя Кийкова

Женя Кийкова

«Это была девочка с двумя темными косичками и озорным выражением лица. Резвая, красивая, она вносила всюду своей веселостью особое оживление. И при этом она была очень пунктуальной, собранной. В ее комнате всегда царил порядок. В углу — письменный стол, на нем под стеклом план работы на сегодняшний день и расписание уроков, аккуратная стопка книг и тетрадей,» —

так вспоминал о Жене её друг детства.

Женя Кийкова

Женя Кийкова

В детстве Женя много болела, и ей пришлось пропустить год. Так они оказались в одном классе с Тоней Дьяченко.

Антонина Дьяченко родилась 2 ноября 1925 года в поселке Краснодоне в семье рабочего. Отец, Николай Иванович, кавалер ордена Ленина, в 20-е годы участвовал в ликвидации белогвардейских банд.

Вот так он вспоминает о своей старшей дочери:

Училась Тоня в 22 школе пос. Краснодон. Лучшей подругой Тони до самой смерти была Женя Кийкова. Училась Тоня хорошо. В школе вступила в комсомол. Летом ездила в лагеря работать пионервожатой.

С детства и она и Женя мечтали о дальних морях, кораблях, путешествиях. Мечтали стать капитанами. Любили книги о путешественниках и приключениях. Читала Тоня очень много, но любила и музыку. У неё была гитара, на которой они с сестрой играли.

Тоня Дьяченко

Тоня Дьяченко

Весной 1941 года Тоня и Женя окончили 8 классов, и отложив мечты о море, решили поступить в текстильный техникум в Гомеле. Они даже успели подать туда документы, но началась война.

Летом вместе с одноклассниками Женя и Тоня работали в совхозе на уборке урожая, а осенью Тоню назначили пионервожатой в 6-й класс (комсомолкой Тоня стала , как и Женя, еще в 1940 году).

 Комсомольский билет Антонины Дьяченко

Комсомольский билет Антонины Дьяченко

Вот так вспоминает о Тоне Зинаида Трущалова, бывшая председателем отряда пионерского отряда того шестого класса:

К нам в отряд назначили пионервожатой Тоню Дьяченко, ученицу 9-го класса, а меня избрали председателем отряда. Так состоялось мое близкое знакомство с Тоней.На всех фотографиях в нашем музее и в музее «Молодой гвардии» Тоня запечатлена с темными косами. Я ее такой видела мало. К нам в отряд она пришла с короткой стрижкой и в шапке-ушанке со звездочкой.

Среднего роста, стройная, с красивыми карими лучистыми глазами под очками, она нас покорила. Тоня так напоминала нам девушек-красноармеек, каких тысячи тогда было на фронте. Нам казалось, что своим внешним видом она старалась быть похожей на них.

   Потом мы почувствовали, какая она милая, умная, спокойная и деловая. Перед ней нельзя было не краснеть за плохую успеваемость: мы знали, что в 9-м классе она одна из лучших учениц.

   Тоня все умела делать, у нее все получалось. Я вспоминаю, с каким удовольствием и гордостью слушали мы ее на школьном концерте, где она пела. Тогда для вас лучше нашей Тони не было никого.

   С ней мы готовили подарки на фронт и раненым бойцам в госпитали. Она учила нас шить кисеты и вышивать платочки, вязать. Я обязана ей своими первыми шагами в рукоделии.

Но не только подшефные младшеклассники любили Тоню. Был в ее короткой жизни человек, искренне любивший её.

«Разве это любовь трехдневная? Нет, эта любовь уже тянется на протяжении около двух лет. Помню я еще те зимние школьные вечера 1940 года, комсомольские собрания, лето 1941 года, осень 1941 года и, наконец, зима, и весна, и лето 1942 года. Помню, как на комсомольских собраниях я сидел, не сводя с тебя глаз, но я молчал. Помню, как первые времена при встрече с тобой я краснел, но я снова-таки молчал. Помню… как высказал свои мысли на бумаге и, безусловно, помню, какое впечатление получил от твоего ответа. Ведь я что, неопытный еще зеленый мальчик, это я понимаю. Но я люблю, и это любовь вечная, потому что она первая».

Эти слова были написаны Юрием Полянским, тоже молодогвардейцем, и адресованы они Тоне Дьяченко. Но это отдельная история, может быть когда-нибудь дойдет очередь и до нее.

Тоня Дьяченко

Тоня Дьяченко

В первый военный год вместе со своими школьными подругами девушки ходили в госпиталь помогать ухаживать за ранеными. С приближением немецких войск к Краснодону Женя пошла добровольцем на строительство укреплений, наравне с парнями рыла окопы, противотанковые рвы и землянки для устройства ДЗОТов.

Когда наступили дни оккупации, конечно же обе девушки не смогли сидеть сложа руки и ждать. Для Тони примером был ее отец, которому она прямо сказала, что нужно остаться и бороться с захватчиками, а для Жени живым примером была жизнь тети — коммунистки 20-х годов Екатерины Сергеевны Сулеймановой. Учитель русского языка и литературы И. Е. Радченко вспоминала один из диспутов старшеклассников, на котором Женя рассказывала:

«Да, я горячо люблю свою тетю и горжусь ею. Таких прекрасных людей, как она, я нигде не встречала. Если бы только вы знали, какая она чуткая и отзывчивая на чужое горе…»

Женя и Тоня вошли в состав подпольной группы, организованной Николаем Сумским В октябре 1942 года группа Сумского влилась в «Молодую гвардию». Члены группы Сумского, о которой я уже писала сумели из радиодеталей собрать радиоприёмник, по которому слушали передачи из Москвы. По сводками Совинформбюро подпольщики писали листовки, распространением которых в числе других занимались Кийкова и Дьяченко.

Об участии в «Молодой гвардии» в семье Тони знала только младшая дочь Валя. Тоня распространяла листовки на шахте, куда при немцах поступила работать мать. Тоня как бы с целью заменить мать приходила к ней на работу в ночную смену, и приносила в чемодане листовки.

А еще они старались помочь нашим солдатам, попавшим в плен. Вспоминает Елена Никифоровна, мама Жени Кийковой:

«Как-то пленных гнали, а она, моя доченька, бросала им хлеб. Не боялась, что ее убьют. Войдя в дом, сказала: «Ну, вот, мама, я вернулась. А может, и нашему отцу кто-то подаст». А потом она куда-то отнесла сушеную картошку, отцовы брюки, сорочки. Оказывается, спасли трех военнопленных. Однажды Женя пришла домой расстроенная, сообщила, что в полицию взяли Сумского. «Мне ничего не угрожает». Но вскоре арестовали и ее. Меня в это время не было дома.

Тоню арестовали спустя несколько дней.

Много или мало сделали эти две девушки? Только представьте, как много значили для жителей Краснодона эти листовки со сводками Совинформбюро. В любом случае их было достаточно, чтоб заработать на жестокие пытки и смерть от рук оккупантов и их приспешников полицаев.

В тюрьме, по словам очевидцев, Женя говорила:

«Жалко мне маму, она очень плоха здоровьем, и жалко что мы мало сделали для народа».

16 января после жестоких пыток Женя и Тоня вместе со своими товарищами были расстреляны. Их изуродованные до неузнаваемости тела палачи сбросили в шурф шахты № 5.

Мемориальный комплекс находится на месте шурфа шахты №5

Мемориальный комплекс находится на месте шурфа шахты №5

Жили и умерли вместе. Родные попросили похоронить неразлучных подруг в одном гробу.

Вечная память!

С уважением, @maksina

Источник

Современность
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector