Что сказал генерал Антон Деникин немцам, пришедшим вербовать его на сторону Гитлера

После Октябрьской революции, с началом Гражданской войны (1917-1923) начался так называемый Красный террор, который привел к массовой эмиграции остатков “недобитых классов” – аристократии, купечества, предпринимателей, отчасти, интеллигенции.

По разным оценкам к 1924 году количество белоэмигрантов в Европе оценивалось в 4-5 млн. человек. Все эти люди оказались отрезанными от Родины, в странах, где они очутились, их никто не ждал и, по большому счету, относились к русским эмигрантам не слишком дружелюбно. Привыкшим к размеренной жизни дворянам, приходилось самим зарабатывать себе на жизнь, добывать хлеб, искать крышу над головой.

Но даже те, кто успел вывезти из России часть денег и ценностей, все равно мечтали когда-нибудь вернуться на Родину. Понятно, что у белоэмигрантов не было ни малейшего резона любить или сочувствовать советской власти. Общее отношение к молодой республике выразил в своей ошеломительной книге “Окаянные дни” Иван Бунин:

Зачем жить, для чего? Зачем делать что-нибудь? В этом мире, в их мире, в мире поголовного хама и зверя, мне ничего не нужно…

Вопреки расхожему мнению, за границей бывшим князьям, княгиням, помещикам и владельцам газет, домов, пароходов, жилось очень сложно. Многие были вынуждены работать таксистами, почтальонами, дворниками и т.д. Тот же Бунин, до тех пор пока не получил Нобелевскую премию, жил в унизительной нужде. Семейная пара Гиппиус и Мережковский, также рассчитывавшие на премию, возненавидели Бунина за его удачу.

Некоторые, как, например, Максим Горький и Алексей Толстой, помаявшись в эмиграции, вернулись в СССР, став там уважаемыми и полностью обеспеченными людьми.

Но это – писатели, у них была возможность совершить “обратный переход”. Иное дело – царские военные. Офицеры, генералы, поручики Голицыны и корнеты Оболенские, проигравшие Гражданскую войну и оказавшиеся на чужбине.

Они страстно хотели на Родину, но их, скорее всего, в Советской России ждала только одна карьера – смерть.

В 1941 году эти люди впервые за долгое время получили шанс вернуть “потерянную Россию” – Фашистская Германия во главе с бесноватым фюрером Гитлером позвала Европу на крестовый поход против большевизма. И о белоэмигрантах не забыли, пригласили и их.

При всей ненависти к большевикам, белые офицеры и генералы не могли не понимать, что воевать они будут не столько с Советами, сколько с русским народом. Народом, который неминуемо поднялся на защиту родной земли – не по приказу Сталина, а по велению сердца. И по другому и быть не могло.

Тем не менее, многие талантливые царские полководцы, например, бывший атаман Всевеликого Войска Донского Петр Краснов, генерал-лейтенант Белой армии Андрей Шкуро, сотник Белой армии Тимофей Доманов, полковник Белой армии Семен Краснов, бывший начальник “Дикой дивизии” генерал-майор Белой армии Султан Клыч-Гирей, пошли на сотрудничество с гитлеровцами, став злейшими врагами русского народа.

Предложение, от которого было трудно отказаться, было сделано фашистами и бывшему Главнокомандующему Вооруженными силами Юга России, генералу-лейтенанту, участнику Русско-японской и Первой Мировой войны Антону Ивановичу Деникину.

Антон Иванович Деникин. Фото: общественное достояние.

Антон Иванович Деникин. Фото: общественное достояние.

В мае 1940 года в захваченной немцами Франции автомобиль с Деникиным был остановлен немецкими моторизованными частями в городке Мимизан. Деникина с супругой Ксенией арестовали. Узнав, кто именно угодил в их сети, немцы предложили Деникину сотрудничество. Антон Иванович, уже известный своей строго антифашистской позицией, отказался:

“Я не приемлю для России ни большевистской петли, ни чужеземного ига”.

Немцы, поняв, что от генерала ничего им добиться не удастся, отпускают Деникина. Некоторое время он проживал во Франции под контролем Гестапо.

Конечно, Деникин не стал сторонником СССР, но поддержка Германии в войне с русским народом была для него немыслима. Эмигрантов, выбравших сотрудничество с немцами, Антон Иванович называл мракобесами.

В 1943 году у Деникина состоялась встреча с генералом Власовым, один из батальонов которого был расквартирован в Мимизане. Власов в очередной раз предложил бывшему царскому офицеру перейти на сторону Гитлера. Ответ Деникина был жестким:

“Я русский офицер и чужой формы никогда не носил. А Вы осмелились явиться ко мне в форме, которую на Вас надели враги русского народа. Нам не о чем разговаривать».

После войны Деникин вернулся в Париж, а затем перебрался в США, опасаясь растущего советского влияния в Европе. Разумеется, до конца жизни Антон Иванович оставался антисоветчиком, верил в освобождение России от “большевистского ига”. Однако, в решительный момент, когда лютый враг, вооруженный нечеловеческой идеологией, напал на его Родину, Деникин был на стороне своего народа.

В 2005 году прах генерала Деникина был перевезен в Россию и захоронен в Донском монастыре. Сын России вернулся домой. И Россия приняла его.

Источник

Современность
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: